Preview

Вестник МГИМО-Университета

Расширенный поиск

Сентябрь 1939 г: Польша между Германией и СССР

Полный текст:

Аннотация

Статья посвящена исследованию фактов политической и военной истории, позволяющих воссоздать более полную картину крушения польского государства и его раздела в 1939 г.
Особое внимание уделено действиям Советского Союза, направленным на установление контроля над Западной Украиной и Западной Белоруссией, ранее принадлежавшими Польше.

Об авторе

Н.С. Лебедева
Иститут всеобщей истории РАН, ведущий научный сотрудник
Россия


Список литературы

1. В справке утверждалось, что «золотой дождь американских долларов оплодотворил тяжелую промышленность гитлеровской Германии, и в частности, военную промышленность», вложив «в руки гитлеровского режима оружие, необходимое для осуществления его агрессии», а англо-французская политика «умиротворения» агрессоров «привела ко Второй мировой войне». См.: Фальсификаторы истории. (Историческая справка). М., 1948. С. 12-13. История второй мировой войны. 1939-1945. В 12 т. Т. 1. М., 1973. С. ХI.

2. См.: СССР, Восточная Европа и Вторая мировая война, 1939-1941: Дискуссии, комментарии, размышления / Отв. ред. и сост. С.З. Случ. М., 2007.

3. «Известия». 1989. 25 декабря.

4. См. подр.: Россия. ХХ век. Советская историография. М.: РГГУ, 1996.

5. См.: Дурачинский Э. Внешняя политика Польши (1939-1941): условия, возможности, цели и результаты // Международный кризис 1939-1941 гг.: от советско-германских договоров 1939 г. до нападения Германии на СССР. М., 2006. С.157-158 (далее - Международный кризис 1939-1941 гг.).

6. Э. Дурачинский отмечает, что советско-германский договор был полностью проигнорирован Варшавой. Там исключалась сама возможность германо-советского нападения на Польшу. (Дурачинский Э. Внешняя политика Польши (1939-1941): условия, возможности, цели и результаты. С. 160). Я. Липинский также констатировал, что Польша не проявила большого интереса к советско-германским переговорам, а ее послы в Париже и Москве Ю. Лукасевич и В. Гжибовский никогда не верили в существование секретного протокола. Лишь позднее польское правительство в изгнании, по-видимому, поверило в существование секретных статей. (Липинский Я. Секретные переговоры Сталина и Гитлера - нескончаемая история с 1939 г. // Международный кризис 1939-1941 гг. С. 32).

7. Хотя 3 сентября начальник Генштаба французской армии генерал М. Гамелен заверил главнокомандующего польскими вооруженными силами Э. Рыдз-Смиглы, что Франция на следующий день начнет военные действия против Германии, ни Франция, ни Великобритания практически не оказали жертве агрессии реальную помощь. 6 сентября статс-секретарь германского МИД Э. Вайцзекер в беседе с советским полпредом А.А. Шкварцевым констатировал, что «на западном фронте не было ни одного выстрела» (АВП РФ. Ф. 06. Оп. 1. П. 7. Д. 68. Л. 15). Генерал А. Йодль же утверждал, что вермахт «ни в 1938, ни в 1939 г. не был способен выдержать концентрированный удар всех этих стран. И если мы еще в 1939 г. не потерпели поражение, то это только потому, что примерно 110 французских и английских дивизий, стоявших во время нашей войны с Польшей на Западе против 23 германских дивизий, оставались совершенно бездеятельными». Военный атташе Польши во Франции 7 сентября со своей стороны сообщал в Варшаву: «На Западе никакой войны фактически нет. Ни французы, ни немцы друг в друга не стреляют. Точно также нет до сих пор никаких действий авиации. Моя оценка: французы не проводят ни дальнейшей мобилизации, ни дальнейших действий и ожидают результатов битвы в Польше». (Мельтюхов М.И. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние 1918-1939 гг. М., 2001. С. 248). Архив внешней политики Российской Федерации (далее: АВП РФ. Ф. 06. Оп. 1. П. 19. Д. 209. Л. 43.

8. Документы внешней политики. 1939 (далее - ДВП). Т. ХХII. Кн. 2. Сентябрь-декабрь. М., 1992. С. 6-7. 1 сентября советские газеты поместили сделанный накануне доклад Молотова о ратификации советско-германского пакта о ненападении, где в числе прочего указывалось, что англо-французские «поджигатели войны» напрасно пытались «столкнуть лбами Советский Союз и Германию»; эти страны перестали быть врагами», наладили «добрые отношения», хотя «СССР не обязан втягиваться в войну ни на стороне Англии против Германии, ни на стороне Германии против Англии».

9. ДВП. Т. ХХII. Кн. 2. С. 7.

10. Akten zur deutschen auswärtigen Politik 1918-1945. Serie D: 1937-1941. Baden-Baden, 1950-1970 (далее - ADAP). Bd. 8. Baden-Baden, 1961. S. 34-35.

11. АВП РФ. Ф. 06. Оп. 1. П. 7. Д. 68. Л. 3, 5; Год кризиса 1938-1939. Документы и материалы. М., 1989. Док. 628. 4 сентября Сталин, стремясь воспользоваться благоприятной обстановкой для развития отношений в области экономики, лично сформулировал решение политбюро, которым обязывал А.И. Микояна и Л.М. Кагановича в двухдневный срок подготовить две группы специалистов для посылки в Германию по заказам моторов и самолетов, а также группу по заказам станков и другого оборудования для производства снарядов. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 614. Л. 5).

12. ДВП. Т. ХХII. Кн. 2. С. 600.

13. Чубарьян А.О. Канун трагедии: Сталин и международный кризис: сентябрь 1939 - июнь 1941 года. М., 2008. С. 45. Примечательно, что 3 сентября в передовой статье «Франкфуртер Цайтунг», озаглавленной «Гитлер и Молотов», указывалось: «Необходимость установить новый порядок в большом пространстве Восточной Европы и устранить там в будущем опасность конфликтов стала задачей, к которой Германия и Советская Россия подходят с общих точек зрения» (ДВП. 1939. Т. ХХII. Кн. 2. С. 15). В дальнейшем германская сторона продолжала организовывать «утечку» информации, свидетельствовавшую о далеко идущих договоренностях с СССР. Возвратившийся из Берлина в Париж бывший посол Р. Кулондр сообщил, что между Берлином и Москвой имеется полная договоренность, заключено секретное соглашение, предусматривающее не то раздел Польши, не то единый дипломатический фронт. Многие деятели культуры и науки, сочувствовавшие ранее СССР, резко изменили к нему отношение. Ромен Роллан, в частности, прислал резкое письмо в Комитет друзей СССР. (Там же. С. 60). Из беседы с министром иностранных дел Бельгии П.-А. Спааком советский полпред Е.В. Рубинин вынес впечатление, что германский посол в этой стране усиленно распространяет слухи о наличии «далеко идущего» советско-германского соглашения. (Там же. С. 66). ДВП. Т. ХХII. Кн. 2. С. 25-26. Под этим предлогом Польше было отказано в поставках и транзите военных материалов. В беседе же с турецким послом А.Х. Актаем, состоявшейся в тот же день, Молотов подчеркнул, что переговоры, которые вели СССР, Франция и Великобритания, окончились безрезультатно не по вине СССР. «Это вина англичан, французов и поляков. Мы должны были искать другие возможности проведения политики мира для СССР, который не хочет участвовать в войне, если на него не нападут», - сказал нарком. (Там же. С. 26). ДВП. 1939. Т. ХХII. Кн. 2. С. 25, 26, 28. 5 сентября Браухич сообщил Пуркаеву, что до Варшавы осталось пройти 100 км, и спросил, будет ли разоружена польская армия при ее отходе за линию разграничения в направление к границам Советского Союза. Российский государственный архив социально-политической истории (далее - РГАСПИ). Ф. 17. Оп. 162. Д. 25. Л. 162; Оп. 166. Д. 613. Л. 98. В основу этого решения было положено постановление Совета народных комиссаров СССР (СНК СССР) от 29 августа. Предусматривалось создание 76 ординарных дивизий по 6 000 человек каждая, 13 горных стрелковых дивизий и 33 ординарных стрелковых дивизий по 3 000 чел. 2 сентября СНК СССР утвердил «План реорганизации сухопутных сил РККА на 1939-1940 гг.». (Штатная численность ее определялась в 2 265 тыс. чел. С 20 часов на советско-польской границе был введен режим усиленной охраны. Все погранотряды были приведены в боевую походную готовность /РГВА. Ф. 4. Оп. 19. Д. 69. Л. 126-147/.).

14. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 25. Л. 162, 167; Оп. 166. Л. 134-137. Это решение было принято на основе записки Ворошилова в политбюро Сталину и СНК Молотову от 3.IХ.1939 г.

15. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 1014. Л. 8. С 8 по 16 сентября было погружено 2888 воинских эшелонов, из которых к 16 сентября 2058 прибыли и были разгружены. 16 сентября Политбюро приняло решение о переводе железнодорожной охраны на положение военного времени в Ленинградском, Калининском, Белорусском особом, Киевском особом, Московском, Орловском и Харьковском округах. В его основу были положены предложения Ворошилова от 14 сентября (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 614. Л. 41-42).

16. Там же. Оп. 3. Д. 1014. Л. 13; Оп. 166. Л. 19. В Экономсовет были дополнительно введены С.М. Буденный, Е.А. Щаденко и Л.З. Мехлис; в Комитет обороны - Н.Г. Кузнецов, А.А. Жданов, А.И. Микоян, Л.П. Берия, Г.И. Кулик, Б.М. Шапошников и И.И. Проскуров.

17. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 121. Д. 15. Л. 1-16.

18. Там же. Л. 20-31.

19. Коминтерн и вторая мировая война. Часть 1. До 22 июня 1941 г. / Составители, авторы вступительной статьи и комментариев Н.С. Лебедева и М.М. Наринский. М.: Памятники исторической мысли, 1994. С. 99-107.

20. Там же. С. 10-11.

21. Там же. С. 88-89.

22. Там же. С. 96-98.

23. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 614. Л. 52. Решение было принято на основе проекта постановления СНК, датированного 13 сентября. 18 сентября было принято еще одно решение высшей партийной инстанции о дополнительном поднятии приписного состава этих же флотов и, кроме того, Днепровской военной флотилии - всего 23 566 чел. (Там же. Л. 88-90).

24. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 614. Л. 189-190. 25 сентября Политбюро разрешило Наркомату военно-морского флота использовать на Балтике теплоход «Пионер». (Там же. Л. 188).

25. Центральный архив Министерства обороны. Ф. 148а. Оп. 3763. Д. 69. Л. 1-6; Катынь. Пленники необъявленной войны. Документы / Отв. сост. Н.С. Лебедева. М.: Международный фонд «Демократия», 1997. С. 59-61. (далее - Катынь. Документы).

26. СССР - Германия. 1939-1941. В 2-х т. / Сост. Ю.Фельштинский. Нью-Йорк, 1989. Т. 1. С. 81.

27. Органы государственной безопасности в Великой Отечественной войне. Сборник документов. Т. 1. Накануне. Кн. 1. М., 1995. С. 70-71. Чем должны были заниматься эти группы, явствует из приказа Берии от 15 сентября. По мере продвижения советских войск и занятия тех или иных населенных пунктов следовало создавать местные органы власти - временные управления, в состав которых входили бы руководитель соответствующей оперативной группы НКВД. Чекистам надлежало обеспечивать порядок, пресекать подрывную работу, подавлять «контрреволюционные действия», создавать аппарат НКВД. Опергруппам надлежало занять все учреждения связи, тюрьмы, банки, казначейства, типографии, редакции газет, склады бумаги, государственные архивы. Они должны были арестовать «наиболее реакционных» представителей правительственной администрации, партий, эмигрантских организаций, изъять оружие у населения, обеспечить охрану электростанций, водопровода, продовольственных складов и т.д. (Там же. С. 71-73).

28. ADAP. Bd. 8. S. 34-35. Примечательно, что впервые формулировку о прекращении существования Польши как государства употребил в своей беседе с советским полпредом в Берлине японский посол Х. Осима 8 сентября. «По его мнению, война в Польше закончится на ближайшей неделе. Польша как государство прекратит свое существование. Настоящее ее положение безнадежное, а польский народ потерял всякое доверие к своему правительству…», - сообщал в НКИД А.А. Шкварцев (ДВП. Т. ХХII. Кн. 2. С. 46).

29. СССР - Германия. 1939-1941. Т. 1. С. 92.

30. Там же. С. 93.

31. Чубарьян А.О. Канун трагедии: Сталин и международный кризис: сентябрь 1939 - июнь 1941 года. С. 49-50.

32. ADAP. Bd. 8. S. 54.

33. См. подробнее: Чубарьян А.О. Канун трагедии: Сталин и международный кризис: сентябрь 1939 - июнь 1941 года. С. 51-54; Случ С.З. Внешнеполитическое обеспечение польской кампании и Советский Союз // Международные отношения и страны Центральной и Юго-Восточной Европы в начале Второй мировой войны (сентябрь 1939 - август 1940) / Отв. ред. Л.Я. Гибианский. М., 1990. С. 25-26.

34. АВП РФ. Ф. 06. Оп. 1. П. 19. Д. 209. Л. 48-49. В.П. Потемкин далее сообщал: «Я сухо ответил Пайяру, что значение этого мероприятия достаточно ясно указано в официальном сообщении. Пайяр пробовал было пойти дальше в своих расспросах, чтобы выяснить, куда направляются мобилизованные, не подготовляются ли нами какие-либо операции на нашем западном фронте. Я заявил Пайяру, что мы сами не ставим перед нашими властями подобных вопросов. Меня удивляет, что как бывший участник империалистической войны, он не понимает неуместность своего любопытства».

35. АВП РФ. Ф. 06. Оп. 1. П. 20. Д. 224. Л. 23; Ф. 011. Оп. 1. П. 7. Д. 68. Л. 43-44; ДВП. Т. ХХII. Кн. 2. С. 72, 74, 78. Я.З. Текст статьи был подготовлен А.А. Ждановым и отредактирован лично Сталиным. Главной причиной поражения Польши в ней называлось угнетение украинских и белорусских национальных меньшинств. Суриц, сообщая о «шуме, поднятом опубликованием статьи в Правде», констатировал: «Многие ставят уже вопрос о форме, в которой выльется наша интервенция, и наиболее вероятным ее вариантом считается предварительный призыв к нам украинцев и белорусов». Полпред в Бельгии Е.В. Рубинин, в свою очередь, сообщал в НКИД: «Статья "Правды" истолковывается как подготовка занятия нами западных Белоруссии и Украины. Наш пакт с Германией был встречен враждебно и правящими кругами, и общественными…Статья "Правды" вызвала обострение этой враждебности, поскольку в ней усматривают шаги на пути к дальнейшему сближению с Германией… Наряду с заявлениями, что советская оккупация Западной Украины и Белоруссии повлечет состояние войны между СССР и англо-французами, можно слышать мнение, что эти меры могут быть продиктованы стремлением СССР создать плотину на пути германской экспансии на восток». (ДВП. Т. ХХII. Кн. 2. С. 90, 97). Шведский посланник в Германии А. Рикерт также воспринял статью в «Правде» как свидетельство скорого вмешательства СССР в решение польской проблемы. Шкварцев поспешил его заверить в том, что о каком-либо вмешательстве СССР ему ничего не известно. (АВП РФ. Ф. 011. Оп. 1. П. 7. Д. 68. л. 54).

36. ДВП. Т. ХХII. Кн. 2. С. 82. Занять Вильнюс литовцев подбивала германская сторона. 9 сентября Риббентроп с согласия Гитлера предложил своему посланнику в Литве Э. Цехлину привлечь внимание правительства Литвы к вопросу о Вильнюсе. Спустя несколько дней Цехлин сообщил в Берлин, что, объявив нейтралитет, Литва не может открыто выдвинуть это требование, к тому же она опасается негативной реакции со стороны СССР. Тем не менее, 12 сентября К. Шкирпа зондировал почву в этом направлении, сказав А.А. Шкварцеву: «Он считает, что наступила пора решить вопрос о необходимости присоединения к Литве северо-восточной части Польши, населенной главным образом литовцами, тяготеющими к Литве». (СССР и Литва в годы Второй мировой войны. Т. 1. СССР и Литовская Республика (март 1939 - август 1940 гг.). Вильнюс, 2006. С. 30; ДВП. Т. ХХII. Кн. 2. С. 69.

37. АВП РФ. Ф. 06. Оп. 1. П. 7. Д. 68. Л. 20; ДВП. Т. ХХII. Кн. 2. С. 44.

38. DGFP. 1918-1945. Vol. VIII. P. 77.

39. АВП РФ. Ф. 011. Оп. 1. П. 7. Д. 68. Л. 53.

40. Катынь. Документы. С. 59-63.

41. Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 35086. Оп. 1. Д. 21. Л. 1.

42. Там же. Л.1-4.

43. Там же. Д. 555. Л. 1-4.

44. Там же. Л. 16.

45. РГВА. Ф. 35084. Оп. 1 с. Д. 2. Л. 1-2.

46. Там же. Д. 3. Л. 26-27.

47. Там же. Д. 3. Л. 1-3.; ф. 35086. Оп. 1. Д. 535. Л. 45.

48. РГВА. Ф. 35086. Оп. 1с. Д. 556. Л. 20.

49. Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах. М., 1993. С. 86.

50. РГВА. Ф. 35086. Оп. 1. Д. 556. Л. 16-19.

51. Документы и материалы по истории советско-польских отношений. Т. 7. М., 1973. С. 178.

52. РГВА. Ф. 35084. Оп. 1. Д. 19. Л. 87-90; Катынь. Документы. С. 131-134.

53. См. подробнее: Невежин В.А. Польша в советской пропаганде 1939-1941 // Россия и внешний мир. Диалог культур. М., 1997. С. 73-86. 17 сентября Политуправление РККА в своей директиве подчеркнуло, что части Красной Армии «перешли границу Польши, неся с собой свободу и счастье украинцам и белорусам, населяющим Польшу, мир польскому народу».

54. ДВП. Т. ХХII. Кн. 2. С. 101-102. 9 октября из Москвы в Ленинград для дальнейшего выезда в Финляндию отбыли 115 человек во главе с В. Гжибовским. Генеральный консул в Киеве Матушевский бесследно пропал.

55. Там же. С. 98. Даладье пытался при этом выяснить, является ли занятие советскими войсками части польской территории мерой предупредительного порядка против их оккупации немцами или оно является результатом предварительного соглашения между Германией и СССР, берет ли СССР украинское и белорусское население под свой протекторат для защиты временно или он намерен окончательно присоединить это население к Советскому Союзу. Германо-советское коммюнике, однако, положило конец надеждам на Западе, где еще мечтали, что советское вторжение в Польшу может вылиться в военный конфликт с Германией. «Сейчас никто дальше уже не сомневается, что между нами и Германией существует соглашение и относительно будущности самой Польши… Что касается реакции на нашу интервенцию в Польше, то уже сейчас с известной долей уверенности можно сказать, что французское правительство никаких "выводов" сейчас не делает и будет занимать выжидательную политику», - писал в Москву полпред во Франции Я.З. Суриц. (Там же. С. 103). Соответствующий демарш был предпринят по поручению своего правительства Ж. Пайяром в ходе разговора с В.П. Потемкиным. Поверенный в делах Франции спрашивал, не означает ли советско-германское коммюнике, что между СССР и Германией заключен военный союз, и как примирить заявление Советского правительства о нейтралитете СССР в отношении Франции с совместными действиями Красной Армии и германских войск в Польше, защищая которую, та же Франция уже находится в состоянии войны с Германией. (Там же. С. 107-108).

56. ДВП.Т. ХХII. Кн. 2. С. 104, 119.

57. АВП РФ. Ф. 011. Оп. 1. П. 7. Д. 68. Л. 62; ДВП. Т. ХХII. Кн. 2. С. 122, 128. Подробнее о реакции в мире на польские события см.: Чубарьян А.О. Указ. Соч. С. 60-74.

58. АВП РФ. Ф. 06. Оп. 1. П. 21. Д. 231. Л. 6-9; Полпреды сообщают… Сборник документов об отношениях СССР с Латвией, Литвой и Эстонией. Август 1939 г. - август 1940 г.. М., 1990. С. 50-51.

59. АВП РФ. Ф. 06. Оп. 1. П. 1. Д. 3. Л.72. Румынский посол при этом сказал: «Ввиду особых условий, создавшихся в Польше, польское правительство просило у румынского правительства убежища для своих министров. Несмотря на то, что эта просьба была удовлетворена, румынское правительство продолжает соблюдать строгий нейтралитет и стремится избежать каких-либо инцидентов между румынскими и советскими войсками. Имевшие уже место в связи с русским наступлением инциденты были быстро ликвидированы румынским правительством и в дальнейшем будут приложены все усилия к их ликвидации. Согласно политике нейтралитета, польские войска, перешедшие румынскую границу, были разоружены и интернированы. Т. Молотов ответил, что он принимает к сведению заявление румынского правительства…».

60. Катынь. Документы. С. 65.

61. ДВП. Т. ХХ. Кн. 2. С. 108-109.

62. Там же. С. 98; Внешняя политика СССР (1935-июнь 1941 г.) М., 1946. Т. 4. С. 446-447, 449. Текст немецкого проекта коммюнике см.: Чубарьян А.О. Канун трагедии: Сталин и международный кризис: сентябрь 1939 - июнь 1941 года. С. 51. Молотов в разговоре с Шуленбургом 16 сентября пытался убедить германскую сторону в том, что для мотивации действий, оправдывающей СССР перед другими странами и его собственным населением за вмешательство в польские дела, необходимо привести аргумент о защите украинских и белорусских братьев. Однако, в конце концов, от этого тезиса в коммюнике пришлось отказаться, учитывая решительные возражения со стороны Берлина. В то же время Москва настояла на том, чтобы в этом документе не упоминалось о «сферах интересов» двух стран.

63. ADAP. Bd. 8. S. 72.

64. Семиряга М.И. 17 сентября 1939 года // Славяноведение. 1990. № 5. С. 13.

65. РГВА. Ф. 35084. Оп. 1е. Д.2. Л. 6-9.

66. Там же. Л. 9-11.

67. Там же. Л. 12-13; Ф. 35086. Оп. 1. Д. 555. Л. 78.

68. Там же. Ф. 35084. Оп. 1. Д. 2. Л. 13-16.

69. Там же. Ф. 35086. Оп. 1е. Д. 556. Л. 20-23.

70. Там же. Ф. 35084. Оп. 1е. Д. 2. Л. 32; Д. 4. Л. 3.

71. Там же. Ф. 35086. Оп. 1е. Д. 556. Л. 20.

72. РГВА. Ф. 35084. Оп. 1. Д. 12; Правда. 1939. 23 сентября.

73. РГВА. Ф. 35084. Оп. 1. Д. 8. Л. 24-25.

74. ADAP. Bd. 8. S. 85, 88; Чубарьян А.О. Канун трагедии: Сталин и международный кризис: сентябрь 1939 - июнь 1941 года. С. 58-59.

75. РГВА. Ф. 35084. Оп. 1. Д.8. Л. 40-41.

76. РГВА. Ф. 4. Оп. 19. Д. 22. Л. 60, 63;

77. Мельтюхов М.И. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние 1918-1939 гг. С. 327.

78. РГВА. Ф. 4. Оп. 19. Д. 4. Л. 4-6.

79. Там же. Д. 7. Л. 17-18.

80. Катынь. Документы. С. 77.

81. Там же. С. 83-85.

82. Köstring E. Der militärische Mittler zwischen dem Deutschen Reich und der Sowjetunion 1921-1941. Frankfurt a.M., 1965. S. 177; Случ С.З. Советско-германские отношения в сентябре-декабре 1939 г. и вопрос о вступлении СССР во Вторую мировую войну // Отечественная история. 2000. № 5. С. 46-58.

83. РГВА. Ф. 35084. Оп. 1. Д. 8. Л. 41.

84. Там же. Д. 7. Л. 24-30.

85. Там же. Д. 13. Л. 39; Д. 11. Л. 11, 130.

86. Там же. Д. 14. Л. 130-131.

87. Там же. Д. 17. Л. 69.

88. Там же. Д. 10. Л. 120.

89. Там же. Л. 243; Д. 4. Л. 45; Д. 7. Л. 179-180.

90. Там же. Д. 12. Л. 34.

91. Там же. Д. 4. Л. 10.

92. Там же. Д. 2. Л. 35.

93. СССР и Литва в годы Второй мировой войны. Т. 1. СССР и Литовская республика (март 1939 - август 1940 гг.) / Сост. А. Каспаравичюс, Ч. Лауринавичюс. Н.С. Лебедева. Вильнюс, 2006. С. 197-210.

94. ДВП. Т. ХХII. Кн. 2. С. 606-617.

95. Там же. С.134-137.

96. Там же. С. 137.

97. Там же. С. 360.

98. После вступления Красной Армии на территорию Польши советские дипломаты в Лондоне и Париже намекали британским и французским политикам аккредитованных стран, что цель советского похода - создать барьер против Германии.

99. РГВА. Ф. 35084. Оп. 1. Д. 2. Л. 6; Д. 8. Л. 175.

100. Там же. Д. 5. Л. 90-96.

101. Там же. Д. 12. Л. 248.

102. По данным белорусского историка М.П. Костюка, до конца сентября 1939 г. потери только Белорусского фронта составили около тысячи убитыми и более 2 000 раненными. (Костюк М.П. Беларусь в международно-политическом кризисе 1939-1941 гг. // Международный кризис 1939-1941 гг. С. 300).

103. АВП РФ. Ф. 06. Оп. 1. П. 20. Д. 224.

104. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 615. Л. 5-11

105. Там же. Оп. 3. Д. 1014. Л. 57-61.

106. Там же. Оп. 166. Д. 614. Л. 235-237. 1 октября 1939 г. комиссия политбюро ЦК ВКП(б) по судебным делам утвердила приговоры трибунала 11-й армии Белорусского фронта от 27 сентября о расстреле В.И. Шнель, 437-го трибунала Украинского фронта от 26 сентября о высшей мере наказания в отношении С.Г. Будзинского и от 28 сентября в отношении И.М. Изидорчика и М.Н. Михальчишина; военного трибунала 3-го кавалерийского корпуса от 27 сентября о применении расстрела к Л.К. Станкевичу, П.П. Мицкевичу, В.Э. Квек, Л.М. Романовскому, О.К.Шеленговскому, Т.И. Войташек, В.М. Перковичу; и целый ряд приговоров других военных трибуналов (Там же. Д. 615. Л.1-3). С октября 1939 г. выносились и расстрельные приговоры польским евреям, бежавшим в СССР от преследований германских властей и нелегально переходившим границу (Там же. Л. 64, 92) Там же. Д. 637. Л. 94-95.


Для цитирования:


Лебедева Н. Сентябрь 1939 г: Польша между Германией и СССР . Вестник МГИМО-Университета. 2009;(4):231-250.

Просмотров: 7


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2071-8160 (Print)
ISSN 2541-9099 (Online)