Столетие смешанного неравномерного развития: эрозия гегемонии США и возвышение Китая

Концепция смешанного неравномерного развития, в рамках которой взаимосвязи и взаимодействия разных обществ формируются и сочетаются со своими внутренними структурами, используется для изучения движущих сил текущей стадии глобального развития за 100 лет с 1917 года. Это понятие было придумано левым теоретиком и одним из лидеров ВКП(б) Львом Троцким с целью объяснить особенности развития имперской России. В настоящее время оно применяется для рассмотрения различных случаев политического и экономического развития на глобальном уровне.

Сербские добровольцы и Русская революция 1917 г.

На основе документов фондов Российского государственного военно-исторического архива, многие из которых впервые вводятся в широкий научный оборот, автор раскрывает детали создания и деятельности Сербского добровольческого корпуса, сформированного в Одессе из пленных солдат и офицеров австро-венгерской армии в 1916 г. и летом-осенью того же года принявшего боевое крещение в Добрудже в составе отдельного корпуса русской армии под командованием генерала Зайончковского.

Отрицание, встраивание, постепенное забвение: государственные стратегии по отношению к советскому наследию в Грузии, Армении и Азербайджане

В год столетия Октябрьской революции автор обращается к вопросу влияния советского наследия на национальное и государственное строительство в государствах Южного Кавказа.В исследовании постулируются явные различия между изучением постколониализма и постсоветского пространства, в связи с чем предлагается авторская операционализация изучения «имперского наследия».

Трилатерализм и проблемы взаимоотношений США, Японии и Западной Европы

В статье рассматриваются особенности трилатерализма – взаимоотношений, сложившихся в 1970-х гг. между тремя центрами мирового развития: США, Японией и Западной Европой. Представлен анализ центробежных и центростремительных тенденций в рамках этого формата.

Реакция ЕС на экономическое возвышение КНР

Субъектность Европейского союза на международной арене представляет предмет острых политических и академических дискуссий. Будучи объединением государств с широким набором как совпадающих, так и различающихся интересов, он остро сталкивается с проблемой коллективного действия. При этом существующие в ЕС механизмы ее преодоления не всегда обеспечивают оптимизацию его курса во взаимодействии с крупными партнерами. Настоящая статья демонстрирует, что в отстаивании общего интереса ЕС сталкивается со сложностями даже в той сфере, в которой интеграционное объединение обладает наибольшими компетенциями – в вопросах внешнеэкономического сотрудничества.

Международное соперничество в энергетике: на примере восточноевропейского рынка атомной энергии

В постбиполярный период международных отношений атомная энергетика стала одной из сфер конкуренции и соперничества России и стран Запада. Проведённый анализ теоретической литературы позволяет сделать вывод о том, что «международная конкуренция» (англ. competition) означает в большей мере некое абстрактное, деполитизированное состязание государств и иных международных акторов (включая компании) за некие ограниченные (преимущественно экономические) блага.

Есть ли будущее для угольных ТЭС в Европе?

В статье рассматривается политика и практика стран ЕС в отношении роли угля в энергетике. Угольные ТЭС считаются одними из наиболее экологически «грязных» предприятий, в то время как экологическая политика Евросоюза предполагает сокращение выбросов парниковых газов атмосферу. В этой связи ряд европейских стран (Бельгия, Австрия, Португалия, Дания, Финляндия, Швеция, Франция, Великобритания) взяли курс на отказ от угольных ТЭС и достаточно успешно продвигаются в этом направлении, замещая угольные электростанции другими источниками электроэнергии.

Научная дипломатия и рамочные программы ЕС как инструменты взаимодействия в области НТП и инноваций

В данной статье рассматриваются инструменты влияния ЕС на «третьи страны»  в области НТП и инноваций. Опыт ЕС по использовании науки и технологий в международных отношениях, заключению стратегических двусторонних соглашений по науке и технологиям и ведению политических диалогов на высшем политическом уровне (на уровне стран и регионов) является довольно любопытным как с практической, так и с теоретической точек зрения. Только ЕС среди интеграционных объединений предоставляет доступ к своим рамочным программам исследователям из «третьих стран», а также реализует на практике научную дипломатию. Успехи в данной области повышают роль ЕС как глобального актора.

Сепаратизм в идеологии и практике фламандских правопопулистских партий

Статья посвящена проблеме фламандского сепаратизма, включая автономизм и индепендизм, и её отражению в программах правопопулистских партий – Фламандского блока (с 2004 г. Фламандский интерес) и Нового фламандского альянса. Даётся краткая история феномена сепаратизма как одного из основных составляющих правопопулистской программы. Фламандский сепаратизм рассматривается в контексте европейской интеграции, а также в сравнении с другими сепаратистскими движениями.

Политический ислам, терроризм и безопасность на Ближнем Востоке

В рамках теорий международных отношений мирополитической роли религии не уделяется должного внимания. Однако, с учётом последних преобразований политического ислама и его воздействия на глобальную безопасность на национальном и международном уровнях религия стала играть более важную роль. Поэтому встаёт вопрос о необходимости теоретического изучения проблем безопасности и насилия с учётом религиозного-идеологического компонента. Удобную теоретическую платформу в этом контексте представляет конструктивистская теория.

Что движет изменениями в нефтяных монархиях Персидского залива?

В этой статье определены четыре основных события, вызывающие изменения в нефтяных монархиях Персидского залива. Расположенные в неспокойном и нестабильном регионе Ближнего Востока, в условиях снижения цен на нефть, после событий «арабской весны» и избрания Дональда Трампа президентом США, нефтяные монархии залива испытывают давление изнутри и снаружи для создания изменений. Как следствие, ставится под сомнение обоснованность теории “монархической исключительности”.