Основные проблемы взаимной обусловленности связей национального человеческого капитала, оборонно-промышленного комплекса и воздушно- космической обороны

Салюков Дмитрий Олегович – начальник отдела научных проектов Управления научной политики МГИМО(У) МИД России. E-mail: vestnik@mgimo.ru

 

В современной мировой науке и политической практике выход человеческого капитала на авансцену мирового развития как решающего фактора влияния на судьбы человечества получил уже статус постулата. Если быть предельно лаконичным, то можно утверждать, что от развитости и качества национального человеческого капитала (НЧК) в конечном счете зависят:
– способность государства и нации противодействовать невоенному (экономическому, политическому, информационному, культурному) насилию, то есть невоенным факторам воздействия. Прежде всего, речь идет о возможностях противодействия «мягкой силе» в международных делах;
– темпы и качество экономического развития, уровень науки и технологий, структура экспорта и импорта, качество финансовой системы и т.д.;
– качество государственного и общественно-политического управления, эффективность государственных институтов, включая точность, своевременность принятия и выполнения решений (в том числе в военно-политической и военно-технической областях), уровень доверия в обществе и масштабы коррупции;
– конкурентоспособность промышленности, прежде всего обрабатывающей, качество вооружений и военной техники (ВВТ) и способность своевременно и в соответствии с требованиями руководства проводить НИОКР и внедрять их в производство;
– качество руководства и личного состава Вооруженных Сил РФ, его боеспособность и эффективность т.д.

НЧК и ОПК

От состояния НЧК зависит модернизация страны на современном этапе, имея в виду сложность информационного сетевого общества и его научную экономику. Можно утверждать, что в процессе национальной модернизации ключевая роль принадлежит двум важнейшим факторам:
– опережающему развитию человеческого капитала, измеряемому как количественно (демографически), так и качественно (индекс развития человеческого капитала) ;
– созданию и развитию государственных и общественных институтов НЧК, которые способны эффективно реализовывать национальный человеческий капитал.

Важно подчеркнуть, что взаимосвязь между НЧК и обеспечением безопасности страны, ее суверенитета и способностью в обороне – не только прямая, но и самая важная. Логика взаимосвязи НЧК–ОПК–ВКО  состоит в том, что ставка на военную силу в политике в любой ее форме неизбежно означает упор на военное превосходство, которое в XXI веке определяется не столько количеством ВВТ и личного состава, сколько качеством ВВТ и военнослужащих, а также лиц, принимающих военно-политические решения. В конечном счете, именно качество НЧК в науке, промышленности и в вооруженных силах становится главным условием реализации силовой политики.

В настоящее время конфигурация сил в мире предопределяется соотношением (и количественным, и качественным) сил в области наступательных авиационно-космических и оборонительных ВВТ. Прежде всего, такое соотношение зависит от НЧК, сосредоточенных в соответствующих вооружениях и людях, управляющих ими. Отсюда – исключительная важность роли НЧК в ОПК. Не случайно в январе 2013 г., отвечая на вопросы журнала «Euronews», Зб. Бжезинский заметил: «Вы назвали Китай, Индию и Россию развивающимися странами. Если взглянуть повнимательнее, только одна из них развивается, две другие – нет. Одна борется с ностальгией по прошлому, у другой несколько преувеличенное мнение на свой счет, с учетом общей социально-экономической ситуации при большом потенциале и многообещающих перспективах. Страна, которая развивается – это Китай. И, конечно же, мы должны к нему внимательно присматриваться».
 

НЧК и ОПК

В третий президентский срок В.В. Путина роль оборонно-промышленного комплекса в российской экономике и внутренней политике стала приобретать очертания главной магистрали. Очевидно, что ставка на развитие оборонки видится В.В. Путину как способ модернизации всего промышленного потенциала России. Вполне возможно, что его предвыборное обещание «20 триллионов до 20-го года в ОПК» не будет выполнено, но уже сейчас реально в бюджете РФ растут оборонные расходы. По данным Минфина, бюджет по статье «Национальная оборона» в 2013 г. вырос на 25,8% по сравнению с предыдущим годом. Согласно докладу Стокгольмского международного института исследований проблем мира, уже в 2011 г. Россия вышла на третье место в мире по военным расходам и программам перевооружения. Российский военный бюджет в этом году составил 71,9 млрд долл., опередив британский (62,7 млрд долл.) и французский (62,5 млрд долл.), но в 10 раз уступив американскому и в 2 раза – китайскому.

Возвращение России в тройку лидеров по расходам на оборону свидетельствует о том, что Российская армия и ОПК уже в ближайшие годы смогут реализовать самые значительные со времен распада СССР программы перевооружения. А это значит, что высококвалифицированные кадры сотен предприятий в сфере ОПК и в смежных отраслях, обновив промышленное оборудование, возглавят отечественную модернизацию. Причем здесь сохраняется полноценная возможность государственного контроля над инновационными процессами, при одновременном доступе частного бизнеса в целый ряд сфер на стыке военного и гражданского производства. Кроме того, ОПК как отрасль наиболее технологична и по ряду направлений «тянет» за собой всю экономику. Наконец, ОПК, рождающий перспективный бизнес вооружений, одновременно способствует расширению круга союзников страны, что особенно важно для упрочения международных позиций России.

Военно-техническое сотрудничество (ВТС) между странами, как известно, предполагает не только куплю-продажу ВВТ, но и сервисное обслуживание, подготовку кадров и наличие высокого уровня политического доверия между странами. Все эти области НЧК, где пока что Россия находится более в выгодном, чем США, Китай и другие страны положении, в силу исторических и культурных связей, языка и истории ВТС в последнее столетие. Этот аспект ВТС нельзя недооценивать при создании евразийской ВКО (ЕвразВКО) потому, что, по сути, он является одной из эффективных форм «мягкой силы» России на всем континенте. Причем не только по отношению к государствам-членам СНГ и ОДКБ, но и другим странам. Сегодня, например, ОАО «Концерн ПВО «Алмаз-Антей» реализует ВТС с более чем 50-ю странами.
Отдельная тема – возможность сотрудничества по проблеме евразийской ВКО в Евразии и АТР, где, с одной стороны, приходится говорить о слабости, даже утере позиций России, а, с другой, – о появившихся новых потенциальных возможностях. Редко говорят о том, что в основе многих глобальных процессов, например региональной интеграции, лежат военно-политические представления правящих элит о необходимой системе безопасности. Успех европейской интеграции объясняется не только и не столько экономической выгодой, сколько соображениями европейских государств о необходимости создания системы обеспечения европейской безопасности.

Понятно, что в век высокоточного оружия и систем ВКО безопасность обеспечивается, прежде всего, наличием этих средств. Но важно понимать и то, что еще эффективнее, когда эти системы создаются в рамках какой-то военно-политической коалиции. Что сегодня – приходится признать – является безусловным приоритетом США и их союзников по НАТО. Когда государства не могут (как Китай, Индия) самостоятельно создавать современные средства воздушно-космического нападения и защиты, то они вынуждены его покупать. Это относится к большинству государств, которые поставлены перед выбором приобретения таких средств у ограниченного числа государств – США, России, Франции, Германии, Израиля. Причем в комплексе средств противоракетной обороны (ПРО) –противовоздушной обороны (ПВО) такие услуги могут обеспечить сегодня только США и Россия. Даже быстрое развитие Китая, Кореи и Японии пока что не позволяет отнести их к числу государств–лидеров в этой области.