Экономическое моделирование международного взаимодействия

Олейнов Антон Геннадьевич – к.э.н., доцент кафедры экономической политики и государственно-частного партнерства МГИМО(У) МИД России. E-mail: oleinov@mgimo.ru

 

Вся статья: 

На современном этапе развития экономического знания изучение процессов международного взаимодействия занимает особое место в экономической науке. С одной стороны, методология данной области исследований опирается на десятилетия эволюции и значительный массив работ, посвященных изучению взаимодействия хозяйствующих субъектов на международной арене и связанных с этими процессами принятия решений и выработки правил взаимодействия. С другой стороны, предметом внимания экономистов выступают в значительной степени разные международные явления и процессы, что ведет к многообразию используемых предпосылок и теоретических моделей.

Попытки обобщить методологию экономического анализа междуна- родного взаимодействия привели к появлению таких направлений, как международная экономика (international economics) и международная политэкономия (international political economy). Однако эти попытки так и не привели к появлению отдельной экономической парадигмы международных отношений. В данной работе исследуется формальная сторона существующих подходов к экономическому моделированию процессов взаимодействия на международной арене и осуществляется поиск общих для данных подходов методологических принципов. Международная экономика В экономической литературе, связанной с исследованием наднациональных процессов, большинство работ, так или иначе, связано с вопросом координации различных направлений макроэкономической политики суверенных государств. При этом последние полвека актуальность того или иного направления макроэкономической политики для экономистов напрямую определялась экономическим развитием мира.

После Второй мировой войны и вплоть до 1970-х гг. это были вопросы торговых отношений и платежного баланса. Материальные последствия Второй мировой войны были устранены достаточно быстро, и уже к концу 1940-х гг. большинство стран Европы достигло довоенного уровня промышленного производства. В то же время основной источник внешних доходов – система внешней торговли и внешних платежей – не функционировал. Процессы торговой и экономической интеграции в Западной Европе на протяжении последующих лет (1950 г. – создание Европейского платежного союза; 1951 г. – создание Европейского объединения угля и стали; 1957 г. – создание Европейского экономического сообщества) нашли отражение в росте числа экономических исследований, посвященных вопросу координации внешнеторговой политики.

Основной идеей здесь было проведение правительствами политики, которая способствует внутренней стабильности и экономическому росту и при этом не создает негативных внешних эффектов, аналогичных тем, с которыми мир столкнулся между двумя мировыми войнами. С 1970-х гг. на первый план вышли вопросы согласования денежно-кредитной и валютной политики. Если сразу после Второй мировой войны США обладали огромным избытком платежного баланса, то с восстановлением экономик стран Западной Европы профицит платежного баланса США сменился растущим дефицитом.

Увеличение долларовых запасов европейских стран, с одной стороны, и сокращение золотого запаса США, с другой, привели в итоге к отказу США в августе 1971 г. осуществлять дальнейший обмен долларов на золото по цене, зафиксированной в рамках Бреттон-Вудских соглашений 1944 г. Распад Бреттон-Вудской системы, переход на систему плавающих валютных курсов («Ямайское соглашение» стран–членов МВФ 1976 г., вступившее в силу в 1978 г.), создание Европейской валютной системы (1979 г.), создание Европейского валютного союза и введение единой европейской валюты (1999 г.) вывели на первый план в экономических исследованиях вопросы координации валютной и де- нежно-кредитной политики.

Более того, в течение 1980–1990-х гг. теоретические предложения по данным вопросам не раз находили свое применение на практике: соглашения о координации валютной политики между странами «Большой семерки», заключенные в Нью-Йорке в сентябре 1985 г. (Plaza Accord) и Париже в феврале 1987 г. (Louvre Accord)3, согласованные валютные интервенции ведущих держав во время финансовых кризисов в Мексике (1994–1995 гг.), странах Азии (1997–1999 гг.), России (1998 г.), Бразилии (1999 г.) и др. С конца 1990-х гг. актуальными стали вопросы степени открытости национальных экономик и регулирования международных потоков капитала наряду с необходимостью реформирования международной валютно-финансовой системы. «Ямайская» система плавающих валютных курсов способствовало ослаблению напряженности в международных валютных отношениях. Однако уже в середине 1980-х гг. стало очевидно, что результаты ее функционирования оказались не столь эффективными, как ожидалось.

Темпы роста мирового производства и торговли по сравнению с предыдущими годами заметно упали, а дефициты платежных балансов ряда стран, наоборот, выросли. Кроме того, введение плавающих курсов привело к резкому увеличению частоты и амплитуды колебаний обменных курсов. К 1990-м гг. повсеместная либерализация валютных режимов и движения капитала способствовали увеличению скорости финансовых потоков и появлению дополнительных возможностей для валютных спекуляций. В результате в конце ХХ в. мир столкнулся сразу с несколькими валютно-финансовыми кризисами: в Западной Европе (1992–1993 гг.), в Мексике (1994 г.), Азии (1997 г.), России (1998 г.), Бразилии (1998 г.), Эквадоре (1999 г.), Турции (2001 г.) и мировым экономическим кризисом 2008–2009 гг. Все это не могло не найти отражения в экономической литературе.

Ключевые слова: Международная экономика, международная политэкономия.

Примечания
1. Например, см.: Viner J. The Customs Union Issue. N.Y., 1950; Meade J. The Theory of International Economic Policy, 2 Vols. L., 1951- 1955; Mundell R. The Pure Theory of International Trade // The American Economic Review. 1960. No1; Balassa В. Trade Creation and Trade Diversion in the European Common Market // The Economic Journal. 1967. No77.
2. Например, см.: Bryant R. Money and Monetary Policy in Interdependent Economies. Washington, 1980; Williamson J. The Exchange Rate System. Washington, 1983; International Policy Coordination and Exchange Rate Fluctuations. Eds. W.H.Branson, J.A.Frenkel, M.Goldstein, Chicago, 1990.
3. Подробнее см.: Funabashi Y. Managing the Dollar: From the Plaza to the Louvre. Washington, 1988.
4. Например, см.: Rogoff K. Institutions for Reducing Global Financial Instability // Journal of Economic Perspectives. 1999. No4; Sercu P., Uppal R., Exchange Rate Volatility, Trade and Capital Flows Under Alternative Exchange Rate Regimes. Cambridge, 2000; Данилов Ю., Седнев В., Шипова Е. Финансовая архитектура посткризисного мира: эффективность и/или справедливость? // Вопросы эко- номики. 2009. No11; Obstfeld M. The International Monetary System: Living with Asymmetry // CEPR Discussion Papers. 2011. N 8703.
5. Kindleberger C.P. International Economics (1-5th Editions). Homewood, IL: Richard D. Irwin, 1953-1973; Kindleberger C.P., Lindert P.H. International Economics (6-7th Editions). Homewood, IL: Richard D. Irwin, 1978, 1982; Krugman P.R., M.Obstfield. International Economics: Theory and Policy (1-8th Editions). London: Pearson, 1988-2009; Salvatore D. International Economics - Theory and Problems (1st-4th Editions). NY: McGraw-Hill, 1976-1996.Salvatore D. International Economics (1st-10th Editions). NY: Macmillan;
Prentice-Hall; Wiley & Sons, 1983-2010 и др.
6. Международные экономические отношения / под ред. И.П.Фаминского. М.: Юристъ, 2004; Международные экономические
отношения / под ред В.А. Рыбалкина. М.: Юнити-Дана, 2008; Международные валютно-кредитные и финансовые отношения / под ред. Л.Н.Красавиной. М.: Финансы и статистика, 2008; Мировая экономика и международные экономические отношения / под ред. А.С. Булатова, Н.Н. Ливенцева. М.: Магистр, 2008 и др.
7. Одновременно у российских экономистов можно встретить и классификацию, свойственную зарубежным работам. См.: Колесов В.П., Кулаков М.В. Международная экономика. М.: ИНФРА-М, 2011.
8. Отдельного упоминания в данном контексте заслуживает подход А.П.Киреева, выступающего за расширение традиционного для российской научной школы международных экономических исследований научного поля до рамок международной экономики как «части экономической науки, изучающей закономерности развития наций в условиях их экономического взаимодействия» (Киреев А.П. Пионеры международной экономики // Вехи экономической мысли. Т. 6. Международная экономика / пер. с англ.; под общ. ред. А.П. Киреева. М.: ТЕИС, 2006. С. 10). Он также предлагает следующее деление: международная микроэко- номика - международное движение товаров, услуг и факторов производства, и регулирующая их государственная политика, и международная макроэкономика – государственная экономическая политика в условиях открытой экономики [Там же].
9. См., например: Hamada K. A Strategic Analysis of Monetary Interdependence // Journal of Political Economy 1976. No 84.
10. Barro R. J., Gordon D. B. Rules, Discretion and Reputation in a Model of Monetary Policy // Journal of Monetary Economics. 1983. No 12 (1); Oudiz G., Sachs J. Macroeconomic Policy Coordination among the Industrial Economies // Brookings Papers on Economic Activity. 1984. N 1; Miller M., Salmon M. Policy Coordination and Dynamic Games // W. Buiter, R. Marston (eds.). International Economic Policy Coordination.Cambridge,UK:CambridgeUniversity,1985;CurrieD.,LevineP.,VidalisN.InternationalCooperationandRe-putationin an Empirical Two-Bloc Model // Bryant R., Portes R. (eds.). Global Macroeconomic: Policy, Conflict and Cooperation. London: Macmillan
Press, 1987; McKibbin W. The Economics of International Policy Coordina-tion // Economic Record. 1988. No 6 (187).
11. Lapan H.E., Sandler T. To Bargain or not to Bargain: that is the Question // American Economic Review. 1988. No 78; Obstfeld M., Rogoff K. Exchange Rate Dynamics Redux // Journal of Political Economy. 1995. No 103; Dixit A. A Repeated Game Model of Monetary Union // The Economic Journal. 2000. No 110; Obstfeld M., Rogoff K. Global Implications of Self-Oriented National Monetary Rules // Quarterly Journal of Economics. 2002. Vol. 117 (2); Lai E. Theory of International Policy Coordination in Protection of Ideas // K.E. Maskus (ed.).
Intellectual Property, Growth and Trade. Elsevier, 2008.
12. Grossman G., Helpman E. Trade Wars and Trade Talks // Journal of Political Economy. 1995a. Vol. 103(4). Данная модель была сфор-
мулирована на базе теоретико-игровой модели формирования торговой политики Гроссмана–Хелпмана 1994 г. (Grossman G., Helpman E. Protection for Sale // American Economic Review. 1994. No 84), которая является одной из наиболее используемых игровых моделей в современных экономических работах. Ее использование охватывает не только сферы формирования внешнеторговой политики (Афонцев С.А. Экономико-политическая модель унификации импортного тарифа: российская перспектива // Консорциум экономических исследований и образования. Серия «Научные доклады». 2004; Коломак Е.А. Реги- ональный протекционизм в России: позитивный анализ. М.: EERC, 2005), и международной торговли (Gawande K., Sanguinetti P., Bohara A.K. Exclusions for Sale: Evidence on the Grossman-Helpman Model of Free Trade Agreements // NAFTA-MERCOSUR Working Paper No. 4. University of New Mexico. 2005; Hagemejer J., Michalek J.J. The Political Economy of Poland's Trade Policy: Empirical Verification of the Grossman-Helpman Model // Eastern European Economics. Vol. 46. 2008; Karacaovvali B. Free Trade Agreements and External Tariffs // Fordham University Department of Economics Discussion Papers. 2010. No 3);, но и такие сферы, как полити- ческие выборы (Grossman G., Helpman E. Electoral Competition and Special Interest Politics // Review of Economic Studies, 1996. No 63(215); Prat A. Campaign Spending with Office-Seeking Politicians, Rational Voters, and Multiple Lobbies // Journal of Economic Theory. 2002. No 103(1)) и законодательный процесс (Dharmapala D. Comparing Tax Expenditures and Direct Subsidies: the Role of Legislative Committee Structure // Journal of Public Economics. 1999), налогообложение (Marceau N., Smart M. Corporate Lobbying and Commitment Failure in Capital Taxation // CESifo Working Paper. 2002. N. 676) и государственная политика в целом (Dixit A., Grossman G., Helpman E. Common Agency and Coordination: General Theory and Application to Government Policy Making // Journal of Political Economy. 1997. No 105; Mazza I., van Winden F. Does Centralization Increase the Size of Government? The Effects of Separation of Powers and Lobbying // International Tax and Public Finance. 2002) и др.
13. См., например: Goldberg P., Maggi G. Protection for Sale: An Empirical Investigation // American Economic Review. 1999. No 89; McCalman P. Protection for Sale and Trade Liberalization: An Empirical Investigation // Review of International Economics. 2004. No 12 (1); Gawande et al., 2005; Gawande K., Li H. Trade Barriers as Bargaining Outcomes // World Economy. 2006. Vol. 29.
14. См. подробнее: Олейнов А. Политический процесс через призму экономической науки: комплексный подход // Полис. 2009. No 4.
15. Например, см.: Бузгалин А.В., Колганов А.И. Пределы капитала: методология и онтология. Реактуализация классической фи-
лософии и политической экономии. М.: Культурная революция, 2009.
16. Обзор современных работ по политэкономии см.: Dewan T., Shepsle K.A. Review Article: Recent Economic Perspectives on Political
Economy. Part I, II // British Journal of Political Science, 2008. No 38 (2, 3).
17. «Международная политэкономия – это наука о взаимодействии экономики и политики на мировой арене» [Frieden, J.A., D,A.
Lake, J.L.Broz. International Political Economy: Perspectives on Global Power and Wealth (5th Edition). W. W. Norton & Company. 2009. P. 1]. Другими словами: международная политэкономия является междисциплинарным направлением исследований международных отношений, использующим методологию различных общественно-научных дисциплин, ключевыми из которых являются политология и экономическая наука. Междисциплинарность международной политэкономии как научного направления предопределяет двойную природу ее предмета, к которому, с одной стороны, относится влияние политических факторов на международные экономические отношения, а с другой– влияние экономических факторов на мировые полити- ческие процессы и систему международных отношений.
18. Bergsten C.F., Krause L.B. (eds.). World Politics and International Economics. Washington, D.C.: Brookings, 1975; Spero J.E. The Politics of International Economic Relations. London: Allen & Unwin, 1977; Keohane R., Nye J. Power and Interdependence. Boston: Little, Brown & Co., 1977; Katzenstein P.J. (ed.). Between Power and Plenty: Foreign Economic Policies of Advanced Industrial States. Madison: University of Wisconsin Press, 1978; Sandler T. (ed.). The Theory and Structure of International Political Economy. Boulder, Colo.: Westview, 1980; Gilpin R. War and Change in World Politics. Cambridge, UK: Camb¬rid¬ge University Press, 1981 и др.
19. Gilpin, R. The Political Economy of International Relations. Princeton University Press, 1987; Frieden, J.A., D,A.Lake (eds.). International Political Economy: Perspectives on Global Power and Wealth. St. Martin's Press. 1987.
20. Frieden, J.A., D,A.Lake (eds.) International Political Economy: Perspectives on Global Power and Wealth (1-4 editions). St. Martin's Press / Routledge. 1987-1999; Gilpin, R., J.M.Gilpin. Global Political Economy: Understanding the International Economic Order. Princeton University Press, 2001; Oatley, T. International Political Economy: Interests and Institutions in the Global Economy (1-5 Editions), Pearson / Longman, 2001-2011; Cohn T.H. Global Political Economy (1-5 Editions). Addison-Wesley/Longman. 2000-2009; Ravenhill, J. (ed.). Global Political Economy (1-2 Editions), Oxford University Press. 2005-2008; Frieden, Lake, Broz, 2009; Frieden, J.A., D,A.Lake, K.A.Schultz. World Politics: Interests, Interactions, Institutions. W. W. Norton & Company. 2009.
21. Основное внимание здесь уделяется тому, как экономические выгоды и издержки решений национальных правительств на международной арене влияют на их общественную поддержку внутри страны. См.: Ruggie J. Collective Goods and Future International Collaboration // American Political Science Review. 1972. N. 66; Snidal D. Public Goods, Property Rights, and Political Organizations // International Studies Quarterly. 1979. N. 23; Frey B. The Public Choice View of International Political Economy // International Organization. 1984. Vol. 38; Frey B. Strengthening the Citizens’ Role in International Organizations // Review of International Organizations. 2006. N. 1; Беляков А.О. О динамике объединений людей / Препринт # BSP/2007/094 R. – М.: Российская Эконо- мическая Школа, 2007 и др.
22. См.: Vaubel R. The Public Choice Analysis of European Integration: A Survey // European Journal of Political Economy. 1994. N. 10; Hemming R., Spahn P. European Integration and the Theory of Fiscal Federalism // M.Bleyer, T. Ter-Minassian (eds.) Macroeconomic Dimensions of Public Finance. Washington DC: IMF, 1997; Hooghe L., Marks G. Types of Multi-Level Governance // European Integration online Papers (EIoP). 2001. Vol. 5 (11).
23. Alesina, Spolaore, 1997. Модель Алесина-Сполаоре стала одной из первых политэкономических моделей, в которой дается формальное экономическое обоснование формирования политической карты мира. Аналогичный предмет исследования и схожие теоретические построения можно также найти в модели П.Болтона и Г.Роланда (Bolton, Roland, 1997).
24. В своей работе А.Алесина и И.Сполаоре также указывают и на такие выгоды широкой политической юрисдикции как то, что противодействие специфическим макроэкономическим шокам является более затратным для небольших стран, а также то, что вопросы безопасности также напрямую зависят от размеров стран. Однако формальная модель, предлагаемая ими, не охватывает отмеченные аспекты.
25. Иными словами, каждая страна представлена интервалом на отрезке [0,1], в центре которого расположена «столица», где происходит предоставление всех общественных благ. Чем дальше индивид располагается на отрезке, тем менее предпочти- тельным для него является правительство.
26. Alesina, Spolaore, 1997, p. 1027-1028. Согласно модели, когда предоставление общественных благ и политическая интеграция опираются на правило простого большинства, тогда равновесным будет очень много небольших суверенных образований. Население у границ любой страны всегда будет иметь больше экономических стимулов формирования новых стран для получения более соответствующих их предпочтениям общественных благ. Когда же общественный выбор не является демо- кратическим и правительства определяются интересами отдельных индивидов, чья основная цель состоит в макcимизации чистых налоговых поступлений, то степень политической интеграции будет выше.
27. Например, когда население распределено произвольно и неравномерно, устойчивое деление на суверенные образования будет существовать не всегда. Более того, процесс образования новых стран и реорганизации существующих может стано- виться хаотичным, что вообще ставит вопрос возможности какого-либо формального математического моделирование. См., например: Dreze J., Le Breton M., Savvateev A., Weber S. Almost Subsidy-Free Spatial Pricing in a Multi-Dimensional Setting // Journal of Economic Theory. 2009. Vol. 143 (1).
28. Государственные органы власти, негосударственные участники внутриполитических и экономических, а также внешнепо- литических и международных экономических процессов постоянно оказывают политическое давление с целью заставить политиков выбрать ту политику, которая соответствует их интересам. Все это ведет к тому, что политики должны учитывать реакцию внутри страны на потенциальные международные договоренности. Последнее в конечном итоге определяет дейст- вия государства на международной арене: оно может препятствовать осуществлению стратегии сотрудничества, невзирая на выгоды, или способствовать данной стратегии, несмотря на издержки. Как следствие, сотрудничество между государствами может в меньшей степени определяться национальными интересами и максимизацией благосостояния, нежели, например, потенциальным переизбранием политиков.
29. Немаловажной составляющей предмета политэкономии международных отношений при этом является процесс глобализации. Если в международной экономике этот процесс рассматривается как в целом положительное явление, то представители по- литэкономии занимают здесь «нейтральную» позицию. По мнению политэкономистов, глобализация является потенциально необратимым процессом, который ведет к стандартизации национальной политики и институтов (либерализация торговой политики, снижение барьеров на пути движения капитала, открытие финансовых рынков, снижение влияния государства в экономике) и росту влияния инвестиционного капитала (транснациональных корпораций, глобальных финансовых институтов и т.д.) на национальную политику.
30. Важно отметить, что здесь не может быть какой-либо одной «исчерпывающей» функции полезности. Формулировка и/или использование какой-либо конкретной функции зависит от тех задач, которые стоят перед исследователем.